Так никто не делает

— Мысли радикально, и ты получишь высший балл за сочинение. Где ваше мнение? Почему каждый списывает у соседа или невнятно мямлит у доски!? — что-то подобное гневно выкрикивала учительница по литературе, отчитывая наш восьмой «Б». Знакомая ситуация? При этом каждого, кто позволял себе перейти границы, непременно призывали к порядку. Важно соблюдать приличие и резонировать с общепринятыми нормами, проще говоря, быть как все и не создавать лишних проблем.

— Так мне честное сочинение писать, или гладкое и политкорректное? — спрашивала я, на всякий случай, у учительницы.
— А тебе, Ненастьева, выйти вон и войти снова, со стуком, в сменной обуви и без белой мазни на ресницах.

Потому в школу я ходила редко. Теперь я взрослая, и у меня даже появились морщины под глазами и целлюлит, а входить со стуком и в сменной обуви я так и не научилась. Зато могу на бис резонировать в нужное время и в нужном месте — не долго, но могу.

Все кричат, что правды нет, что от притворства тошнит, а вокруг одна серость. Снимать никто не умеет, писать тоже, дизайнеров нет — смех один.

Однако если посмотреть на наш модный заповедник со стороны, то при желании можно испытать много нежности и умиления. Вот одна словоохотливая, миловидная околомодная барышня рассуждает на правах эксперта об отсутствии хорошо одетых людей на столичных модных неделях. Одновременно не забывая упомянуть, что сама она мероприятие вообще-то не посещала, потому что оно для нее скучное. Другой персонаж, тот, что родом из уездного города N, рассказывает поклонникам своего таланта о серости русских творцов. Ему то, восемнадцатилетнему жителю съёмной квартиры в панельном доме на окраине, явно виднее, как должна выглядеть настоящая высокая мода. И опять вспоминается мне фильм «Стиляги» в контексте гипертрофированного ощущения причастности к тому недоступному, западному: у них там, конечно, совсем всё по другому, там и небо ярче, и трава лучше зеленится, и туфли PRADA на каждом встречном.

Второй день мысль о нелогичности призыва «Где ваше мнение?» не дает мне спокойно жить. Вроде как ничего особенного, люди призывают других проявлять индивидуальность. Но с оговорками: вы, пожалуйста, проявляйте, но так, чтобы нам нравилось. Прозрачное платье с дешевыми зелеными сапогами — фу, а вот длинная юбка в сочетании со сникерами — это как раз актуальная тема, и как свежо, и как оригинально (подразумевая: о, я как раз вчера такое же видел в журнале).

Не так давно один фотограф на моё вечное «Я так вижу» реагировал типичным «Где ты это видела? Вот кто еще так снимает? Так никто не делает. Мейзел делает? А ты что — Мейзел, что ли?»

И будто ожог в районе солнечного сплетения, напоминает безответную любовь — быть может, это и есть любовь… Не знаю. Испытывал ли кто-нибудь из вас боль с похожей симптоматикой? Позиция — это больно. Избегать боли — здоровая реакция… Но разве не больно не иметь позиции? Людям бывают нужны другие люди, чтобы почувствовать свою силу. Еще для того, чтобы спрятаться от одиночества. И так редко людям нужны другие люди просто так, просто потому, что это интересно. Интересно слушать, наблюдать, восхищаться, возмущаться, влюбляться, вдохновляться, чтобы потом создавать что-то. И если хоть один человек поймёт, что я хотела сказать, этот текст написан не зря.

Текст:
Ольга Ненастьева




Опубликовать в Livejournal Facebook
ВКонтакте Twitter

на главную