×

мода снимается в кино

x

X век преподнес человечеству чудо  явление «Великой иллюзии». Изобретение было еще совсем молодо, но даже в своем несовер- шенстве оказалось притягательным для многих.

Зародыш-кинематограф еще не научил своих детей говорить, они немы как рыбы, только призрачными образами бродят они в чер- но-белой полутьме кадров, однако во всем остальном почти похо- жи на свои живые прототипы.

В формировании «параллельного мира» весьма важную роль играли даже нюансы: и костюмы, и интерьер, стремящиеся к полному ко- пированию жизни реальных людей. Образ на экране должен был настолько соответствовать настоящему, живому человеку, на- сколько это было возможно. Но все же кино не стало бы столь магически притягательным, если бы просто копировало реаль- ность. Гиперболизация, утрированность или чрезмерная детали- зация, все во власти «отца»  режиссера, акценты могли быть рас- ставлены так и там, где это было необходимо, и все это с одной целью  сформировать нужный образ, который воссоздавал или, вернее сказать, рисовал бы почти такую же, но немного видоиз- мененную картину жизни. Люди на экране казались почти такими же как мы, но были чуть утонченнее, чуть изящнее, чуть элегантнее, чуть красивее и еще много таких «чуть», которые завораживали зрителя. Женская половина человечества всегда стремилась к совершенству, и вдруг появляется нечто похо- жее на зеркало, что показывает ей, какой она могла бы быть.

В новой, преображенной женщине все должно прекрасно сочетать- ся: и лицо, и прическа, и речь, и манера ходить, а в особенности то, что завершает всю композицию  костюм.

Художники, а если быть точнее, костюмеры трудились над созда- нием таких платьев, костюмов, аксессуаров, которые бы формиро- вали у зрителя отрицательный или положительный взгляд на пер- сонажа, в зависимости от характера героя. Лирическая героиня должна олицетворять утонченность и женственность, соблазни- тель всегда должен быть элегантным, комик  слегка разболтан- ным и т.д. Схема проста, но как сделать образ ярким и запомина- ющимся, ведь в мире нет ни одного похожего человека, а киноге- роев тоже не мало ? Многообразие идей и фантазий воплощали в реальность многие художники, но кому как не модельерам знать о вещах много больше любого художника ? Вот и получилось слия- ние двух начал, из которых вытекла огромная сила под названи- ем  мода. Пока о ней еще и не заходит речи, но скоро она заявит о своих правах на существование.

Время бежит, неумолимо бежит, человечество, пытаясь не отстать от него, спешно создает все новые и новые изобрете- ния, еще совсем недавно казавшиеся фантастикой.

Кино стало цветным, люди на пленке научились говорить, сло- вом  не отличишь от настоящих. На киногоризонте восходит все больше и больше звезд первой величины, внимание к которым растет вместе с их популярностью. Они должны быть безупречны как в кино, так и в реальности, ведь разницы между тем и другим уже почти не существует. На помощь актерам и актрисам прихо- дит поколение талантливых модельеров, имена которых и по сей день вызывают благоговение: Кристиан Диор, Юбер де Живанши, Ив Сен-Лоран, Пьер Карден, Габриэль Шанель  сегодня гиганты мировой моды.

Но не будем забегать вперед, ведь все эти люди (и еще много не названных) почти неизвестны, они лишь служат мировому королю Кинематографу. В лучах славы мировых кинозвезд они делают пер- вые шаги на встречу собственной. И именно этим дизай- нерам удастся вознести на алтарь почета то, что сейчас мы называем модной индустрией.

Одной из первых услугами молодых дизайнеров стала пользоваться немецкая звезда «Голубого Ангела», ставшая на несколько десятков лет воплощением стиля для нескольких поколений актрис Марлен Дитрих. Молодой Кристиан Диор создает для Марлен костюмы к фильму Альфреда Хичкока «Страх сцены» и к ленте «Нет шоссе на небе» Генри Костера. Но по настоящему всю силу красоты костюма для Дитрих смог продемонстрировать знамени- тый дизайнер Жан Луи, который к тому моменту являлся главным художественным редактором голливудской студии «Columbia Pictu- res». После ошеломительного успеха в кино актриса начала охва- тывать и эстраду, организовав собственное шоу. Внимание публи- ки просто так не завоевать, но Дитрих знала, чем сможет не прос- то привлечь, а ошеломить людей: Луи шил для нее «голые» платья. Они были настолько необычны, что зрители шли хотя бы ради того, чтобы просто посмотреть на «обнаженную» звезду. «Один из моих туалетов был сделан из особого материала  «суфле», кото- рый я назвала бы «Дуновением Франции». Сегодня такую ткань больше не выпускают. Это было настоящее дуновение, и оно до- стигало своей цели  в этом наряде я выглядела нагой»  говорила Дитрих. Однако это были последние годы славы актрисы.

Творчество другой голливудской актрисы сумел осветить еще один из дизайнеров  Юбер Живанши. Одри Хэпберн стала поистине музой кутюрье. Все женщины мира пытались копировать чув- ственные образы хрупкой принцессы из фильма «Римские кани- кулы» и стильные, но в тоже время по-детски непосредственные костюмы Николь («Как украсть миллион»). Но Хэпберн одевалась у Живанши и в реальности, вместе с ним она сумела выработать свой индивидуальный безупречный стиль.

Воплощением всего прекрасного в женщине, как в кино, так и в жизни еще для одного знаменитого дизайнера, ассоциировав- шегося с понятием о безупречном стиле, стала юная Катрин Денев. Ив Сен-Лоран шьет для Денев одежду к фильмам «Дневная краса- вица» и «Прекрасный день» Луиса Бонюэля. Однако она одевает его платья не только на съемочной площадке. И опять происходит полное размытие границы между героиней кино и героиней жиз- ни. Еще одна персона, на десятилетие ставшая синонимом превос- ходного вкуса. Не правда ли  чудо ?

Но вот наступает XXI век, в модной индустрии происходит переворот: гигантам мировой моды приходится уступать место поколению новых ди- зайнеров. Поменялись приоритеты, источники вдохновения, разделены понятия «художник» и «дизайнер». Само производство и разработка одежды становятся теперь скорее сферой бизнеса, чем искусства. Кино в этой связи пошло по своему новому пути. На дороге популярности двум индустриям стало слишком тесно, да и нуждаться друг в друге они перестали.

Но вот удивительная вещь  в 2005 году самыми модными в сезоне осень—зима 05/06 вновь становятся образы экранных див ушед- шего столетия. Dolce&Gabbana приглашают на показ своей коллек- ции американскую актрису Клоэ Севиньи с довольно необычным предложением: она должна сыграть на подиуме другую актри- су  Джин Шримптон, культовую персону эпохи 60-х.

John Galliano, вдохновившись строгим образом Марлен Дитрих, также выводит на подиум образ легенды черно-белого кино. Его модели строги и вычурны, модельер достигает предела в дотош- ности: девушкам выщипывают брови, рисуют роковые губы, укла- дывают волосы и надевают берет «а-ля Дитрих».

Околдованный чарами голливудских звезд 50-х, Александр МакКуин демонстрирует на показе своей коллекции образ коро- левы Хичкоковского хоррора «Птицы». «Она непревзойденна» — говорит Александр. «Героиня Типпи Хедрен, которая: а) совершает длительное плавание из Сан-Франциско на неизвестный остров, чтобы отвезти неизвестному типу парочку попугаев; б) которой, по ходу дела, чайки пробивают череп, но, несмотря на это, она остается незапятнанной в безукоризненном костюме; с) и которая после этого снова садиться на корабль, чтобы вернуться в Сан-Франциско, словно ничего и не произошло  и вы будете говорить мне, что это не сильная женщина ? Кто способен на такие поступки в жизни 

Но почему же столь популярной для подражания моделью становиться не современная экранная героиня ? Неужели в наши дни нельзя найти до- стойный пример для подражания ? Может быть, уже и перестало быть понятным, что существует в жизни, а что  на экране, а значит задача художников-дизайнеров выполнена, и мы правда потеряли различия между существующим
в действительности и в кино ?


текст:
Федор Вяземский

× закрыть